Пятница, 16.11.2018, 12:48 ПРИВЕТСТВУЮ ВАС Гость

МЕНЮ САЙТА
МИНИ-ЧАТ
Каким должен быть православный человек?
1. добрым
2. ответственным
3. сильным
4. красивым
5. своенравным
6. равнодушным
7. не знаю
Всего ответов: 54
E-mail:
Пароль:
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Православная библиотека » Рассказы » О любви
О любви
ИльяКазулинДата: Вторник, 01.04.2014, 19:54 | Сообщение # 1
школьник
Группа: Друзья
Сообщений: 42
Статус: Offline
Христианство утверждает совершенно парадоксальные и небывалые вещи. Бог абсолютно ни в чем не нуждается: ни в каких наших дарах и ни в каких наших делах. Бог есть Любовь и только Любовь. У Бога нет мести по отношению к человеку. И оказывается, спасение заключается не в том, что Бог дает что-то человеку за его дела. А спасение есть не что иное, как соединение сердцевины человеческого существа, в которой его душа, личность, его я, воля, сердце, ум, - т.е. духа человеческого - с Духом Божиим. 
* Во всех других религиях Бог рассматривается как податель благ, а может быть, и наказаний – в зависимости от поведения человека. Отношение к Нему примерно такое: я угодил кому-то значительному и богатому, он сам мне не нужен, мне нужны его дары, его кошелек, а не он. Не Бог нужен, а Царство Его нужно, уголочек рая. 
* Христианство решительно отвергло это. Те, кому Бог не нужен, а нужны Его дары, - это как раз распинатели Христа, которые, казалось бы, исполнили все, чтобы получить награду, - и оказались предателями Истины. В христианстве целью является Сам Бог, а не Его дары. Соединение с Богом оказывается величайшим благом, ибо Бог, по определению, есть Любовь, а скажите – что может быть выше для человека? Ничего. 
* Вот в чем принципиальное и важнейшее отличие христианства. 
* Каждое представление о Боге проистекает из внутреннего, интуитивного чувства и искания человека, его попытки понимания смысла своей жизни, мира и всего бытия в целом. Это так называемая естественная религия, искреннее стремление такие вещи понять. Поскольку каждый человек может по-своему осмыслить эту свою интуицию и свое чувство Бога, и возникали разные варианты религиозных представлений. Но в них был этот положительный импульс, положительный вектор искания. Недаром многие раннехристианские апологеты первых веков называли, например, греческую философию пестуном, детоводителем ко Христу. Более того, они даже называли греческих философов христианами до Христа! 
* Мы все больны. Это, кстати, одна из христианских истин, которая в дохристианскую эпоху была практически неизвестна и о которой забыли в эпоху постхристианскую. О чем мечтали гуманисты? Еще век-два – и будет на земле цветущий рай! А XX век залил мир кровью в таком изобилии, какого вся история человечества не знала. В том-то и дело, что все люди больны, но не все это видят. И беда, когда больной человек не признает, что он болен. Тогда он не будет лечиться – и сами понимаете, какие следствия могут из этого проистекать. 
* Симеон Новый Богослов высказал великолепную формулу: искреннее побуждение к жизни по евангельским заповедям открывает человеку его духовные болезни. Оказывается, я не могу не осуждать, не могу не завидовать, не болтать просто так и… не хочу даже называть разные прочие грязные вещи. 
* Болезнь – это ведь не абстракция. Каждый грех – это не что иное, как повреждение нашей человеческой природы, он нам боль приносит. Думаю, что многие замечали: когда злостно кого-то осудишь, - что потом на душе? Чувствовали? Обманешь – что потом на душе? Совесть что говорит? Но у нас сейчас настолько толстая кожа, что мы многого и не чувствуем, и это беда. Мы потеряли чувствительность, а это ужасная вещь. Представьте себе: рядом костер. Я руку кладу, ничего не чувствую, а потом гляжу – руки-то нет! Только благодаря чувствительности, - раз! и отдернул руку, - я спасаюсь. 
* Так вот, нужду в спасении человек начинает чувствовать тогда, когда он хочет быть хоть немножко почище, хочет быть даже просто человеком, и уж тем более – христианином, - и видит, что не может. Затем он постепенно начнет видеть, какие страдания приносит каждый грех. Каждый грех – это примерно как пяткой на гвоздь наступить, только в разной степени: иногда будет сильнее рана, иногда меньше… 
* Бог есть идеал любви. Бог есть, в то же время, идеал смирения. Православие утверждает, что более высокого идеала и более высокой цели для человека, чем приобретение этой любви, быть не может. Но мы и сами знаем, иногда интуитивно чувствуем, иногда реально переживаем, что действительно, более высокого, святого, истинного, - что можно отождествить со словом счастье, - чем любовь, в человеческой жизни нет. Понимаете, просто нет! 
* Так, оказывается, вся суть христианской жизни сводится к одному – приобретению этого идеала. Но речь не о мечтательной любви, которую можно себе нафантазировать. Правильная человеческая, т.е. христианская жизнь как раз и приводит человека к состоянию, когда его душа преисполняется истинной любовью. Чем привлекал к себе Серафим Саровский, этот малообразованный человек, ничем не знаменитый, не сделавший ни одного открытия и не написавший ни одной книги? Когда к нему приходили люди, они бывали потрясены: "Ко мне, совершенно незнакомому человеку, я вижу такую любовь, от которой содрогается душа!" 
* Святой Исаак Сирин сам себе задавал вопрос: "Что есть сердце милующее?", т.е. Любовь. И отвечал: "Это возгорение о всей твари, о всем живущем, о человеке, о самих демонах, о врагах Истины. И не может оно удовлетвориться ничем, как только желанием всякого блага человеку." Т.е. любовь, оказывается, может стать свойством человеческой души, и больше этого для человека ничего быть не может. Этого действительно достигали многие подвижники, и они об этом писали. Причем, если вы почитаете того же Исаака Сирина, то увидите, что это был не сумасшедший, это человек потрясающей глубины. Уильям Джеймс, американский психолог, живший на рубеже XIX-XX веков, сказал, когда прочитал его: "Это же величайший психолог мира!" 
* Оказывается, любовь – это то, к чему человек приходит при правильной человеческой жизни. Вы скажете: А что до этого? Что такое наша обычная, земная любовь? Она присуща всем тварям земным и, увы, преходяща. Она часто через какое-то краткое время, как писал один из Отцов, превращается в бешеную ненависть. Только что люди клялись в любви, прошло совсем немного времени, а они уже ненавидят друг друга. Флоренский называл это переодетым эгоизмом: "я люблю до тех пор, пока меня любят, пока мне приносят всякое удовлетворение." Как только перестали это делать, я уже ненавижу. Это – любовь? Странно! 
* Христианство же утверждает, что человек может при правильной христианской жизни достичь такого состояния, когда любовь становится свойством души. Как глаз может видеть и черное, и белое, так и душа любит все: всякую тварь, всякого человека. Христос указал потрясающий идеал: "Любите врагов ваших." Кстати, знаете почему? Как только я кого ненавижу, - кто страдает? Я. Люби всех – и ты будешь радоваться. Будешь ненавидеть – будешь страдать. Любите даже врагов ваших! И к этому приходило бесчисленное множество христиан. 
* Основной христианский догмат, основная христианская истина – что Бог есть Любовь. Для христианина не должно существовать различий в проявлении любви – не просто как чувства, а как желания блага, желания добра. Не должно иметь значения, какой человек религии, какой он веры, какой национальности, каких убеждений. 
* Христианство самым решительным образом утверждает, что наше отношение к человеку не должно быть ничем обусловлено, оно всегда должно быть исполнено благожелательности. Я уже боюсь называть слово любовь, скажу спокойнее – благожелательность. Вот каков принцип отношения к представителям любых мировоззрений.
 
Форум » Православная библиотека » Рассказы » О любви
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Поиск
Block title
Block content
Copyright MyCorp © 2018